Илья Кривогов: «Моногорода должны не догонять, а опережать время»

О текущей работе «Фонда развития моногородов» и об итогах семинара с корреспондентом ИА РЕ побеседовал генеральный директор ФРМ Илья Кривогов.

В конце октября в подмосковной деревне Аносино на площадке Корпоративного университета Сбербанка прошел семинар для глав монопрофильных муниципальных образований «Современные технологии менеджмента и их использование при реализации приоритетной программы «Комплексное развитие моногородов». Участниками семинара стали представители 306 моногородов РФ.

ИА REGNUM : Недавно исполнилось два года с момента создания «Фонда развития моногородов». В самом начале задачи Фонда были довольно локальными — экспертиза проектов, финансирование инфраструктурных объектов, необходимых для реализации инвестиционных проектов. Сейчас ситуация резко изменилась. Какие конкретно задачи добавились, и как вы справляетесь с ними?
Мы, находясь в довольно жестких рамках, стараемся самостоятельно, внедрять новые методы и подходы в проектном управлении. Фонд продолжает заниматься инфраструктурой: те 16 сделок — проекты в 16 моногородах — которые уже заключены, мы продолжаем финансировать. Еще 10 проектов дополнительно находятся в проработке и до конца года планируем половину вынести на рассмотрение Наблюдательного совета фонда. Это направление развивается, по нему уже создано порядка 1 500 рабочих мест. И это реальные, подтвержденные данными статистики рабочие места с трудовыми договорами, с реальной заработной платой, которые появились за год в результате деятельности Фонда развития моногородов. Конечно, это не очень большое количество, но с «мертвой точки» дело сдвинулось и самое главное — это настоящие рабочие места, а не нарисованные на бумаге цифры. А еще это 12 млрд инвестиций, которые зашли в эти моногорода, и будут дальше накапливаться, в том числе и благодаря мультипликативному эффекту.
Фонд развивает инвестиционное направление, может быть, пока не так масштабно, как инфраструктурное, тем не менее, два проекта уже финансируются. Например, 25 октября были перечислены 480 млн рублей в Татарстан, на проект малого и среднего бизнеса. В Набережных Челнах на бывшей площадке КАМАЗа располагается несколько сот предприятий малого бизнеса. И это не сфера услуг, не консалтинг, а именно производство. Пять лет назад они работали на КАМАЗе, но предприятие вывело их «за штат». Сейчас они вернулись на площадку КАМАЗа, и 80 процентов всех производств при этом с КАМАЗом не связаны. Они делают фильтры для нефтяной промышленности, выплавляют определенные пластиковые детали для производств других регионах, фурнитуру и элементы мебели — все, что требуется крупным промышленным производствам. Для КАМАЗа — шлифуют коленвалы, но большинство производств, я подчеркиваю, с КАМАЗом не связаны. Я не верил в это, пока не приехал, не прошелся по цехам и не увидел своими глазами этих предпринимателей, которые один раз рискнув, теперь развивают собственное производство.
Обучение команд из моногородов мы тоже сначала собирались реализовать как пилотный проект. Мы провели обучение представителей семи ключевых кризисных городов, которые были задействованы в программе поддержки по инфраструктуре. По итогам этого обучения, с участием Первого вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова, который принимал защиту первого потока, неожиданно стало понятно, что не хватает именно тех компетенций, которые мы дали командам городов в ходе обучения. Их не хватает региону, городу, бизнесу, чтобы вместе работать над одной сложной задачей.
В ходе семинара для мэров моногородов, прошедшего в Корпоративном университете Сбербанка, стало очевидно, что все проблемы остаются проблемами именно мэров моногородов — они бьются в одиночестве, не понимая, как привлечь к работе в моногороде регион, почему в этой работе не хочет принимать участие градообразующее предприятие? Им трудно разговаривать на одном языке с инвестором.
Все эти проблемы как раз снимаются в ходе обучения, а после защиты своих проектов уже команда единомышленников реализует их в моногородах. А Фонд развития моногородов является цементирующим элементом, который позволяет этой команде заговорить на одном языке. И это не вопросы теории, а вопросы конкретной практики, потому что от региона зависит налоговая база, от муниципалитета зависят арендные ставки земли, выделяемой под проекты, от градообразующего предприятия зависят заказы на продукцию либо предоставление свободных площадей, от региональной корпорации развития зависит участие в финансировании проектов, от инвестора — его часть финансирования. На начальном этапе все это представляет из себя разрозненные фрагменты, но Фонда пытается собрать этот сложный пазл. И обучение управленческих команд как раз и стало неким объединяющим элементом. Практически все команды, которые прошли обучение, потом защитили заявки на финансирование у нас в Фонде, что доказало наше представление о том, что обучение проходит эффективно, а не по принципу «обучились и разъехались».
И второй элемент обучения, который у нас неожиданно возник — мы точно не знали, что будем этим заниматься — это городская среда. Когда мы впервые обсуждали эти проблемы, мы понимали, что надо учить как привлекать инвесторов на территории, но тут представители бизнес-школы «Сколково» обратили внимание на то, что, если в городе негде жить, негде отдыхать, негде гулять с колясками, нет спортивных объектов, парков и кафе, народ все равно будет уезжать. Нам удалось привлечь на первом же этапе обучения лучших специалистов — КБ «Стрелка». Тогда еще не было идеи «Пять шагов», но была проблема — ведь «Стрелка» работает в Москве, и не знает специфики моногородов. Тем не менее, они доказали состоятельность своих подходов и на моногородах, и тема пошла. Сейчас она стала одним из крупных национальных проектов, элементом стратегической программы поддержки моногородов. Сейчас Фонд развития моногородов работает по этому направлению совместно с КБ «Стрелка» и АИЖК. И, чтобы все это дело не развалилось, генеральный директор Агентства стратегических инициатив Андрей Никитин предложил, а Первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов поддержал идею создания института линейных менеджеров, своеобразных «помощников» для каждого города, которые будут «склеивать» эти команды и сопровождать их при защите своих проектов не только в «Фонде развития моногородов», но в Фонде развития промышленности, в Корпорации МСП, в государственных институтах развития. Поэтому тема создания комфортных условий для проживания в моногородах будет также в приоритете у линейных менеджеров Проектного офиса Фонда развития моногородов наряду с привлечением инвестиций и созданием рабочих мест.
В ходе переговоров с собственниками таких предприятий, как Уральская горно-металлургическая компания, СУЭК, подтвердилось, что, несмотря даже на наличие высоких зарплат у сотрудников, если город некомфортен для жизни — работники уезжают. А для предприятий это — трагедия. Они провели модернизацию, они выпускают на градообразующем предприятии конкурентоспособную продукцию, но, тем не менее, уезжают. Градообразующее предприятие не может понять, почему. Один мэр рассказал нам: «Мы сделали прекрасный проект, построили ледовый дворец. Но народ в него не ходит, а он стоит несколько миллионов в год в обслуживании. Денег на это нет.» Логично возникает вопрос — а надо ли было строить именно Ледовый дворец? После обучения в Сколково мы поняли, что лучше реализовывать небольшие недорогие проекты, которые охватывают большое количество горожан и предлагают различные услуги. Не надо вкладываться в один каток, на котором будут кататься 50 человек. Лучше сделать парк или набережную, которые будут в 10 раз дешевле, но туда будут приходить все горожане.
Глава Сбербанка Герман Греф в ходе нашего семинара тоже акцентировал на этом внимание: надо менять мышление. Корпоративный университет Сбербанка — тоже результат смены мышления внутри банка, они полностью поменяли концепцию, чтобы не догонять, а опережать время. Поэтому выбор этой площадки не случаен. В моногородах дефицитные бюджеты, всегда есть какие-то проблемы с городских хозяйством, инфраструктурой. А Фонд стремится предоставить лучшие практики, чтобы у мэров было стремление пусть не все, но что-то похожее создать у себя. И хотелось бы выйти в моногородах на такой тренд, сделать их привлекательными для ведения бизнеса и проживания. Мы хотим окунуть их в другую среду, чтоб словно ершиком (сначала говорили — пластиковым, а теперь говорят — уже железным) прочистить мозг, чтобы наши мэры полностью сменили концепцию развития города, смотрели вперед. Не назад, думая, как сохранить предприятие, а именно вперед, думая, как перескочить через несколько ступенек. Как отметил в своем выступлении на семинаре глава Сбербанка Герман Греф, мы все время везде опаздываем, но «низкая база» нам очень часто позволяет сделать большой рывок. Так и здесь — Сбербанк сильно опаздывал, но, заново оценив и переосмыслив концепцию своего развития с использованием лучших технологий в менеджменте, банк сделал колоссальный рывок. То же самое могут сделать и моногорода. Пусть у них «низкая база», но это производственные города, это 10% населения «с руками», это люди, умеющие что-то делать. Пять лет назад Минрегион говорил о том, что моногорода — это 40% промышленного производства в России. И пусть в моногородах сейчас концентрируется примерно треть промышленного производства страны, но, если мы покажем, что можно кардинально изменить ситуацию в этих городах, мы кардинально изменим ситуацию в стране.
ИА REGNUM : в чем основная сложность общения с представителями регионов? Вы понимаете друг друга?
Мое мнение состоит в том, что, во-первых, надо ездить в регионы, в моногорода. Во-вторых, надо прямо, открыто говорить с регионалами, в том числе слышать и слушать нелицеприятные вопросы, которые нам задают, и надо быть готовыми на них отвечать, а не прятаться и не бояться. И в-третьих, надо ломать элемент недоверия внутри команды. Это самое сложное.
Обучение команд, которые будут «вытягивать» город — это очень дорогостоящее мероприятие, и все контрольные органы, конечно, будут обращать на это внимание, а мы должны будем доказать свою эффективность. Почему, например, мы проводим обучение в Москве, а не в университете далекого сибирского города, где это стоит ощутимо дешевле? Тем не менее, мы делаем это в Сколково, в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС), в Корпоративном университете Сбербанка, которые могут дать необходимое качество образования.
Поэтому в команду мы берем всего пять человек, и при этом стараемся составом этой команды создать максимально широкий охват тех областей, которые необходимы для модернизации моногородов. В команду входят заместитель губернатора от региона, мэр города, представители бизнеса (как правило, два человека), представитель градообразующего предприятия, представитель регионального института развития (если, конечно, это»живой», эффективный институт развития). Отмечу, что в целом команды, которые прошли обучение, пришли к выводу, что этого мало, есть еще неравнодушные граждане, молодежь, активная часть населения, которую надо привлекать к обсуждению городских проблем. Поэтому под командой в широком смысле мы понимаем активную часть населения, неравнодушную к проблемам своих городов, которые могут обеспечить обратную связь, предложить свои проекты, иногда даже «сумасшедшие». Надо привлекать даже оппонентов — они могут проверять качество выполненных работ по благоустройству, по ЖКХ, указывают на ошибки и недочеты. Это ключевой элемент обратной связи, так нам проще понимать друг друга.
Когда мы готовим совместно проекты для реализации с участием средств Фонда развития моногородов, мы стараемся это делать быстро и качественно. А если проект высокого качества на этапе входа, то он будет проще и качественнее в реализации, не будет «зависших» на 10−15 лет проектов, не будет переоценки, превышения бюджета в 3−5 раз. Проект будет хорошо проработан и поддержан населением. И тогда мы сможем избежать таких ситуаций, например, когда проект металлургического завода был реализован, но экологическая экспертиза, затребованная общественностью, подтвердила, что он нецелесообразен для города. Проект встанет потому, что если комбинат будет запущен, то и без того плохая экологическая обстановка в городе станет угрожающей. Чтоб этого не происходило, надо обсуждать подобные проекты не на этапе, когда он уже профинансирован, а на стадии идеи. Будет ли он поддержан городом? С одной стороны, это рабочие места и зарплаты, а с другой стороны — экология, среда обитания. А ведь возможно, завод всего-то надо было сдвинуть на 10 километров по розе ветров. Но этих обсуждений не произошло, завод поставили, общественность против, проект не работает, он не состоялся.
ИА REGNUM : Вам лично, как руководителю Фонда развития моногородов, где труднее работать — на федеральном уровне или на региональном?
На федеральном уровне проще. У Фонда прямые контакты с Министерством экономического развития, с Министерством промышленности, Министерством финансов, Наблюдательный совет Фонда состоит в основном из заместителей министров. На федеральном уровне у нас понятные, нормальные рабочие отношения и я не вижу каких-то проблем. Фонд создан, средства выделены, направления понятны, нормативная база понятна.
Основные проблемы у нас, конечно, с регионами. И слабость региональной команды, как правило, сказывается и на нашем взаимодействии с городом. Если команде губернатора не интересны свои же моногорода, тут начинаются проблемы. Мы не можем ничего сделать без региона. Ведь регион строит инфраструктуру, он может обеспечивать финансовую и нефинансовую поддержку проектам моногородов. Пока региональная команда не заработает или частично не сменится, либо мы ее не обучим (на что мы не теряем надежды), чтоб она занималась своими монотерриториями, ничего не получается. Работа с моногородами — это своеобразный тест-драйв региона.
ИА REGNUM : Фонд завершил первый конкурс по отбору линейных менеджеров. Оцените, пожалуйста, команду, которая сформировалась — насколько она однородна? Насколько универсальны знания «линейщиков»? Нуждаются ли они в дополнительном образовании и дополнительной «настройке», или все они — уже готовые специалисты?
Нет, они не готовые специалисты. Все они нуждаются в дополнительном обучении. И когда мы начнем следующий этап обучения команд моногородов, к ним обязательно будут прикреплены их линейные менеджеры, которые глубже поймут проблематику своих моногородов, и смогут помочь командам защищать свои проекты по итогам обучения.
Все линейные менеджеры очень разные — у нас есть люди и со стороны регионов, и со стороны федеральных органов власти. Из бизнеса практически нет, потому что мы не хотим, чтоб наши коллеги, которые занимаются бизнесом, смешивали свои цели. Или ты решаешь социальные задачи, или занимаешься бизнесом (то есть решаешь свои задачи). Поэтому, когда проводились собеседования, все равно оставалась тень сомнения — люди пришли в команду, но не хотят ли они в этом качестве просто «пересидеть», а на деле у них совсем другая задача? Так что наши предпочтения отданы людям либо из регионов, либо из федеральных органов власти. И то, что все линейные менеджеры разные, это даже хорошо. Потому что при сопровождении каждого конкретного города важны разнообразные знания. Если к нам пришел человек из Минпромторга, он знает проблемы Минпромторга, и факультативно для всех он будет консультировать по инструментам Минпромторга. Другой представитель сформирует, например, линейку поддержки от Минсельхоза, применимую для всех моногородов, потому что он больше в этом понимает, и поделится своими знаниями с другими линейными менеджерами. С одной стороны, они — теоретики, с другой — они должны общаться с мэрами наших городов на понятном для них языке, помогать им, но не работать за них.
ИА REGNUM : Определился ли Фонд с площадками для обучения команд моногородов? В сентябре в Сколково Вы говорили о том, что был объявлен конкурс среди ВУЗов на проведение обучения, и планировалось создать несколько площадок в различных регионах страны…
Сам конкурс завершен, эта информация открыта. Нам предстоит еще ряд процедурных задач по утверждению победителя. У нас было несколько заявок, в конкурсе победила совместная заявка РАНХиГС и бизнес-школы «Сколково». Мы планируем использовать обе площадки. Мнение специалистов — при обучении необходимо полное погружение в учебный процесс. И уж если проводить такое обучение, то его нужно проводить изолировано, чтоб люди не отвлекались на свою работу, и ни на что другое. Мы планируем максимально использовать лучшие московские площадки. В регионах тоже будем проводить, но это будет скорее исключение, чем правило.
ИА REGNUM : Оцените организацию и качество прошедшего семинара.
Семинар оказался очень тяжелым для наших глав городов. Во-первых, это три дня. И не до шести вечера, а до девяти ежедневно. Он не повторил программу обучения школы «Сколково», и это хорошо, потому что мы можем дать новые знания. Не все понимают, какие методы управления применяются здесь, и у нас были определенные опасения, что мэры не поедут. Но мы нашли вместе с лекторами Сбербанка «золотую середину», и смогли провести обучение, продемонстрировав участникам лучшие и понятные для глав городов практики.
ИА REGNUM : Каковы рабочие планы Фонда развития моногородов до конца года?
В наших планах — во-первых, провести очередной этап обучения для некоторых команд из моногородов, и установочные сессии для всех команд. Во-вторых, поставить задачи по реализации проекта «Комплексное развитие моногородов». И для нас крайне важно, чтоб эта программа не превратилась в написание очередной отчетности. Мы пользуемся практикой быстрого принятия решений, основной смысл которой — не умножать количество поручений, а наладить быстро и эффективно работу всей системы на одном уровне. Очень хотелось бы, чтобы эта система заработала в моногородах, и при этом мы их не загружали дополнительными программами, а помогли работать. Тем не менее, любая программа имеет систему целевых показателей, и они должны быть доведены еще в текущем году до всех городов. Чтоб они понимали, зачем это нужно.
Нам необходимо собрать информацию по программе 5 шагов по благоустройству городской среды, обратить внимание на те объекты, которые требуют модернизации. Мы хотели бы получить от каждого города информацию, как он планирует реализовать эти «пять шагов благоустройства». Эта большая, но вполне реализуемая программа, она не требует много средств, кроме того, по предложению Игоря Шувалова, мы планируем поощрять лучшие практики, в том числе и финансово. По крайней мере, в Министерстве строительства сейчас прорабатывается вопрос подобных грантов. Возможно, отдельных грантов, именно для небольших моногородов, потому что, конечно, они очень отличаются от крупных моногородов и между собой.
И, конечно, мы должны завершим формирование института линейных менеджеров фонда. Сейчас их 16, а должно быть 32. До конца года команда линейщиков должна быть полностью укомплектована, будут распределены и закреплены за ними моногорода, а также они должны пройти обучение с управленческими командами моногородов.



https://regnum.ru/news/economy/2200728.html